Сбыт наркотиков гр-ном Д. не подтвердился

Гражданин Д., 1977 года рождения, был арестован 05 сентября 2010 года по подозрению в совершении двух эпизодов незаконного сбыта наркотиков ( ч.1, ч.2 ст.307 УК Украины) и повторное незаконное хранение наркотиков ( ч.2 ст.309 УК Украины).

Д. был вначале помещен в ИВС, а затем в Харьковский следственный изолятор (СИЗО), где и содержался во время следствия и суда.

13 сентября 2010 г. ему было предъявлено окончательное обвинение по указанным статьям УК Украины.

За незаконный сбыт и незаконное хранение наркотиков г-ну Д. грозила перспектива получить по приговору от 5 до 10 лет лишения свободы.

Адвокат по наркотикам вступил в дело на стадии судебного разбирательства.

Несколько раз посетив г-на Д. в СИЗО, выяснив у него имевшие место фактические обстоятельства, подробно ознакомившись в суде с материалами, адвокат выработал правовую позицию по делу, которая заключалась в непризнании вины в части эпизодов сбыта наркотиков и доказывании непричастности Д. к этим деяниям.

Д. пояснил суду, что не сбывал наркотики, а признательные показания на дознании и следствии дал под воздействием.

В ходе длившегося более года судебного разбирательства допрошенные по инициативе защиты «закупные» Ю. и В. свидетельствовали о том, что не получали наркотики от Д., а на следствии оговорили последнего в результате давления правоохранителей.

Допрошенные в суде понятые, якобы присутствовавшие при изъятии наркотиков у Д., Ю. и В., на вопросы адвоката не смогли однозначно ответить относительно места, времени, последовательности изъятия наркотиков у фигурантов дела.

Д. заявил, что перечисленных понятых увидел впервые только в суде.

Кроме того, в ходе их допросов в суде выяснилось, что они были ранее судимыми и несколько раз уже привлекались, как понятые, сотрудниками милиции, т.е. в нарушение ст.127 УПК Украины, были заинтересованными лицами («штатными понятыми»).

Это является грубейшим нарушением закона и влечет за собой признание добытых вещественных доказательств с участием таких понятых недопустимыми и исключение их из доказательственной базы.

Наряду с этим, адвокатом было заявлено ходатайство о проведении проверки фактов иного грубого нарушения норм УПК Украины, допущенного на стадии дознания и возбуждения уголовного дела.

Реально события сконструированных правоохранителями «правонарушений» и первичное задержание Д. имели место 30 июня 2010 года, а уголовное дело, в нарушение 10- дневного срока, было возбуждено против Д. только 05 сентября 2010 г., т.е. более, чем через 2 месяца после регистрации материалов, хотя в отношении Д. розыск не объявлялся, и он не скрывался от следствия.

Видя такие результаты судебного следствия, прокурор 15 сентября 2011 года вынес постановление об изменении обвинения, в котором действия Д. переквалифицировал с ч.2 ст.309 на ч.1 ст.309 УК Украины.

Не имея возможности при наличии таких противоречий в деле вынести справедливый (оправдательный) приговор, суд постановлением от 15 сентября 2011 г. выделил из данного уголовного дела и направил прокурору для производства дополнительного расследования материалы дела по эпизодам обвинения Д. в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 и ч.2 ст.307 УК Украины (незаконный сбыт наркотиков).

Практикующим адвокатам хорошо известно, что доп.расследование – это суррогат оправдательного приговора, и, как правило, при доп.расследовании дела «хоронятся».

Приговором от 16 сентября 2011 года Д. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного только ч.1 ст.309 УК Украины (незаконное хранение наркотиков без цели сбыта), и ему было назначено наказание в виде одного года шести месяцев лишения свободы.

Срок отбытия наказания по приговору исчисляется с момента ареста Д., т.е. с 05 сентября 2010 года.

Фактически из этого срока на момент постановления приговора он отбыл один год и одиннадцать дней, и в марте 2012 года выйдет на свободу.

Ниже приведены копии постановления прокурора, постановление и приговор суда в отношении Д.

( 17 Голосов ) 
Оценка: 87 из 100 баллов